БЕЛКА

БЕЛКА ОБЫКНОВЕННАЯ или векша (Sciurus vulgaris), принадлежит к семейству беличьих отряда грызунов. Длина туловища белки почти 25 см, хвост 20 см, высота в плечах 10 см, а масса взрослого животного более 0,25 кг. Летом окраска меха буро-красная, зимой мех на верхней части тела буро-красный, смешанный с серовато-белыми волосами, а на нижней - белый. В Сибири и в Северной Европе зимний мех часто беловато-серый без всяких признаков рыжих волос. Кроме того, в лесах Германии часто попадаются черные экземпляры. Хвост очень пушистый, уши украшены пучком длинных волос, ступни ног голые.

Зимою и летом белка живёт в гнёздах, которые чрезвычайно искусно делает на деревьях, обыкновенно в полудереве, из прутиков перенизывая их мхом и травой. Нередко занимает она вороньи и сорочьи гнёзда, силою выгоняя хозяев. Живёт также в древесных дуплах, где тоже устраивает спокойное гнездо, называемое по-сибирски "гайно".

«Белка-это древнерусское образование от слова въла(я). «А разве белка белая?» - спросите вы. Обычная белка носит лёгкую рыжую шубку, поздней осенью эта шубка становится серой, густой и тёплой. Но когда белка перелетает с ветки на ветку, она действительно кажется светлой, блестящей. В летописях упоминаются также и белые белки - «князья беличьего рода». Возможно, по цвету шкурки этой очень редкой разновидности и получила белка своё имя. А известно ли вам выражение «вертеться как белка в колесе?» Дело в том, что белка не может жить без движения. Поэтому если белку держат в неволе, то обязательно в специальной клетке с колесом. И белка целыми днями его крутит. Выражение это означает: находиться в беспрестанных хлопотах, заботах, суетиться». В. Волина.

«Нашли на елях два гайна (беличье гнездо), тёмные клубки прутьев, в которых снизу ничего не разглядишь. Оба гайна помещались на ёлках средней высоты, так что во всём большом лесе белки занимали средний этаж. Нам удалось также застать белку внизу и загнать её невысоко на дерево. Белка была ещё во всём зимнем меху». М. Пришвин.

В России два основных вида белок: обыкновенная, называется старинным русским словом «векша» и кавказская, обитающая в лесах Северного Кавказа. Полесский подвид векши, отличающийся особым красноватым оттенком меха, с конца 1960-х гг. мигрирует в России и вытесняет исконных белок с рыжеватым оттенком шубки и более ценным мехом. Скрещиваются они легко, в потомстве преобладают красноватые.

Самец и самочка проживают раздельно, и самка строго охраняет свою территорию. Период гона у самок, начиная с 2-3 летнего возраста, бывает дважды в год: в феврале-марте и июне-июле. Течка длится две недели. Брачные игры начинаются с ухаживаний, совместных пробежек по деревьям. После нескольких дней совместного проживания в гнезде самка прогоняет самца. Продолжительность беременности 35-40 суток. Выводок состоит из 3-4 бельчат (бывает и до 10), совершенно беспомощных, голых и слепых. Шерстка растёт с 14 суток, глазки открываются на 30-32 сутки. Белки - преданные матери. Молоком кормят до 1,5 месяцев. На 6 неделе детёныши отваживаются на первое путешествие за пределы гнезда, к 11 месяцам детёныши самостоятельны, и их надо отсаживать от матери. Половой зрелости достигают в 8-12 месяцев.

ОХОТА НА БЕЛОК

Белка стреляется всегда в голову маленькими половинными зарядами во избежание порчи шкурки и лишней траты пороха. Шкурка с белки снимается чулком вечером по окончании охоты, беличье мясо отдают собакам, без которых белковье немыслимо и которые отыскивают её и следят за нею верхним чутьём и начинают лаять, визжать и даже грызть дерево, на котором сидит белка. Шкурка уральской белки несколько темнее, пушистее и вообще гораздо лучшего качества, чем в Средней России. Белковая собака - почти необходимая принадлежность этой охоты. Достоинство её состоит в том, чтобы она не только отыскивала белку по следу, но гнала её верхом (по деревьям); мало того, она, найдя белку, должна лаять и не пускать её с дерева. Самая охота состоит в том, что белковщики с утра до позднего вечера ходят или ездят верхом по лесам, отыскивая белку сами или с помощью собаки. Белку бить не хитро, только бы увидать; от человека и от собаки она тотчас заскакивает на дерево и сидит иногда смирно на сучке или ветке, дожидаясь меткой пули, иногда же пойдёт прыгать с дерева на дерево, так что трудно её догнать и можно даже потерять из виду, особенно в сосняке и кедровнике; белка знает, в чём дело, и случается, так запрячется и притаится на мохнатых ветвях, что и опытный охотник с трудом её отыщет. Чтобы открыть спрятавшуюся белку, стоит только кашлянуть или стукнуть в дерево палкой, как она тотчас соскочит на другую ветку или сядет на задние лапки, - словом, покажет себя, но напуганные белки этого не сделают: они так крепко сидят притаившись, что хоть раскашляйся, расстучись, а они и ухом не поведут, хоть руби дерево. Часто белка прячется в своё гайно или залезает в птичьи гнёзда, и тогда трудно её выманить, особенно когда она заскочит в дупло. Многие промышленники, видя, что белка заскочила в птичье гнездо или в своё гайно, сделанное на дереве, прямо стреляют в гнездо и редко ошибаются; бывали и такие случаи, что белковщик, выстрелив таким образом в гнездо, вместо одной, им виденой, убивал двух белок, потому что в этом же гнезде была и другая, которую промышленник не заметил раньше. Часто белки прибегают к хитрости: завидя человека, они прячутся за ствол дерева с противоположной стороны, так что охотник сколько ни ходи кругом дерева, она всё будет вертеться и прятаться за ствол. Но человек хитрее её - он тотчас снимает с себя шубу или кафтан, вешает на палку, надевает сверху шапку и на минуту притаится, потом чем-нибудь пугает белку, та забросается и ошибается, приняв чучело за охотника, и попадает на свинец. Белка очень крепка к пуле: если попасть в неё по животу и не задеть главных частей внутренностей, как-то: легких, печени и прочего, не говоря, конечно, о сердце, то она редко падает с дерева и потребует другого заряда. Иногда кишки у неё все выпадут, а она всё бегает по деревьям и, мучаясь сама, мучит и промышленника. Часто, тяжело раненная, падая с дерева, она поспеет пойматься когтями за ветви и останется на дереве, а легко раненая если и упадёт с дерева, то сильно кусает неосторожных промышленников, которые стараются поймать её руками. След белки велик сравнительно с её величиной, она как-то ширит и без того уже широкие и мохнатые лапки. На рыхлом снегу ясно видим отпечатки её пальцев и когтей. В глубоком же пушистом снегу след её ещё заметнее: она проваливается лапками, задевает хвостом и делает большие знаки, так что и малоопытный охотник отличит беличий след от хорькового, горностаевого и других зверьков.

Вообще, во время охоты белковщики нередко являют друг перед другом примеры честности, бескорыстия и свято уважают товарищество; так, например, если один из них как-нибудь подгонит белку к другому из чужой артели, то последний ни за что не воспользуется этим случаем; конечно, если охотники из одной артели, тогда всё равно - белка попадает в один же общий мешок. Самое худое время стрелять белок в ветреную погоду, не говоря уже о пурге (метель, вьюга), во время которой совершенно невозможно стрелять, потому что загнанная на дерево белка от ветра качается вместе с ветками, и тогда трудно её убить из винтовки. «Вот тут-то и живёт обстрел», - говорят сибиряки, то есть бывает много промахов. Если большую часть белковья стояла ветреная погода и, следовательно, обстрелу было много, тогда и белка продаётся дороже промышленниками - по случаю тунной траты огнестрельных припасов и меньшей добычи белки.

Март

В конце марта у белки первый помёт (4-7).

Апрель

Белка линяет. В более северных местностях первый помёт.

Май

В Средней России вылинивает в первой половине.

Июнь

Мечёт во второй раз.

Сентябрь

В центральных областях начинают линять в первой половине месяца. На севере в последних числах старые совсем вылинивают.

Октябрь

Вылинивает окончательно на севере в первых числах, в Средней России - во второй половине. В это время применяется охота с лайкой.