ОХОТНИЧЬИ И

БЫТОВЫЕ СТРОЕНИЯ

Дом № 4-й. Серопегая свора. Ворота с малого выпуска на большой. Дверь в сени и в денник к собакам. Сзади сеней решетка двора для щенных сук. Сзади выпуска для собак, двор охотника и входная дверь в кухню

К охотничьим строениям можно отнести помещения для борзых собак, для гончих собак, щенятники, для собак-инвалидов, больницу для собак, а также дом управляющего охотой.

План охотничьего дома, собственноручно начертанный Великим Князем

Строения для борзых собак являются, наверное, самыми главными постройками охотничьей усадьбы Першино. В документах Государственного архива Тульской области (ГАТО) 13 упоминаются такие названия как «помещение Тихона», «помещение Евтея», «помещение Петра», «помещение Михаила», «помещение Ефима», «дом Птицына», «дом С. И. Иванова», «помещение Седова», «помещение Ашмарова». Можно предположить, что девять домов для собак носили имя охотника, который ухаживал за стаей, живущей в одном из них. Все дома построены по плану, составленному самим великим князем Николаем Николаевичем (младшим), но несколько измененному при постройке в расположении дворов с целью отделения взрослых собак от дворика самок со щенками.

Справа дом управляющего охотой и своры борзых, идущих в проводку

Выпуск для собак занимает достаточно большое пространство и уже выше по реке было выстроено 10 каменных домов для борзых собак (девять строений для русских пород и одно для английских борзых, которое располагалось отдельно от остальных). В каждом размещались денник для 12 собак, комната и кухня для охотника и его подручного мальчика, ухаживающих за собаками. Каждая деталь дома для собак была продумана до мелочей, например, сени были устроены так, чтобы зимой холодный ветер не проникал в денники, с этой же целью двери находились под углом относительно друг друга, а в нижней части дверей были сделаны небольшие отверстия с маленькой подъемной дверцей, чтобы собаки могли перемещаться из комнаты на улицу и обратно.

Важной охотничьей постройкой является также дом управляющего охотой. В ГАТО сохранилось несколько чертежей, также существует несколько фотографий. Несмотря на то, что Д. П. Вальцов жил в этом доме, подробных его описаний не осталось, указано только расположение и назначение некоторых помещений: «На северной стороне большого выпуска проходит дорога; за этой дорогой на пригорке стоит дом управляющего охотой и с его балкона виден весь большой выпуск с девятью охотничьими домами и дворами. В связи с домом управляющего квартиры для двух стремянных Его Императорского Высочества и двух при них мальчиков, а с двух сторон этого здания помещения для собак…». Дом частично сохранился.

На краю тополевой аллеи на обширной площади располагалось помещение для двух стай гончих. На нижнем этаже помещалась квартира доезжащего, в верхнем — кладовая для охотничьего платья и прочего инвентаря; с обеих сторон к этому зданию примыкают денники для гончих; оканчивается вся постройка двумя жилыми помещениями для выжлятников с выходами: одним — наружу, а другим — прямо в денник к собакам; в этих внутренних дверях сделаны оконца, чтобы прямо из комнаты выжлятники могли видеть, что делается в помещении собак. В денниках также есть нары с деревянной спинкой, чтобы собаки не мерзли, упираясь в холодную стенку, в каждом довольно просторном деннике жило от четырех до пятидесяти собак.

Как отмечает Д.П. Вальцов, за помещением для гончих, в 30 саженях от него, находился щенятник для борзых щенков. Вся середина здания была занята комнатами людей, ухаживающих за собаками, а по обеим сторонам от них располагалось по два помещения для щенят. Вальцов также уточняет, что из комнат охотников в каждое помещение ведут двери, так что охотник может зайти в каждый из четырех денников, не выходя во двор. При этом «выход из каждого денника на двор защищен такими же сенями, с тем же расположением дверей, как у старых собак».

Щенки гончих, которые были менее прихотливыми, жили в соломенных шалашах, в заросшем саду, который больше напоминал лес. Территория для них была огорожена сеткой. Был также дом, где жили три мальчика, ухаживающие за щенками.

Д.П. Вальцов упоминает также постройку для собак-инвалидов: «Выше большого псарного двора, около той же речки, стоит совсем отдельный дом, с выпуском для собак-инвалидов или по старости лет уже сошедших с поля. Режим их такой же, как у всех борзых, только с ними не ездят в проводку, и они мирно доживают свой век на своем дворе». Существовала и больница для собак, которая находилась за рекой Упой в пяти верстах от Першина, так что больные собаки и люди, ухаживающие за ними, не имели никаких контактов со здоровыми животными. Известно, что больница находилась недалеко от хутора Отрадное, на берегу реки с ключевой водой, состояла из двух помещений, изолированных друг от друга.

Собачья кухня (кошеварка) и изба для наварщиков

К бытовым и хозяйственным строениям относятся: кашеварки, сараи, амбары и прочие складские помещения. Кашеварок было две: в одной готовили пищу для взрослых собак, в другой — для щенков. Кухня для приготовления еды щенкам находилась на восточной стороне выпуска щенков и была построена по тому же типу, что и кашеварка для взрослых собак. Главная кашеварка располагалась ниже по берегу реки, где и располагались все строения для собак.

Для хранения мяса в холодное время года был построен решетчатый сарай. В летнее время употребляли только свежее мясо. Для остальных продуктов имелись большой каменный амбар и сарай для фур и охотничьих саней с необходимой сбруей.

К территории усадьбы относились также несколько хуторов, где выращивали коров, свиней, быков. В одном из хуторов содержали молодых лошадей, которые еще не могли участвовать в охоте.

Все постройки в Першине были каменные, окрашенные в белый цвет с зелеными железными крышами и «Першино издали казался городком».